Для содержимого этой страницы требуется более новая версия Adobe Flash Player.

Получить проигрыватель Adobe Flash Player

ГлавнаяЮрист онлайнКонтактыГорячая темаУслуги
 
  Поиск по тексту      Поиск по заголовкам  

Меню  

Адрес  

г. Москва, Лубянский проезд, дом 5. стр 1. 3 этаж .

Tел. +7 (495) 649-11-65 (многоканальный)
Tел. +7 (495) 763-90-66
Skype: ur.centr

e-mail: uristMoscow@yandex.ru

Время работы: с 9.00 до 20.00

Воскресение - выходной


Реклама  

Tел. +7 (495) 649-41-49     Tел. +7 (495) 763-90-66  

Расторжение и прекращение договора

 

ПЕРВЫЙ СТОЛИЧНЫЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ЦЕНТР
Телефон: 8 (499) 246-86-51, (499) 763-90-66.

РАСТОРЖЕНИЕ И ПРЕКРАЩЕНИЕ ДОГОВОРА

Прекращением заканчивается «жизнь» любого договора. Рассматривая договор как динамическое правоотношение, можно вполне определенно сказать, что прекращение представляет собой необходимую стадию всякого договора. Договор закономерно приходит к своему финалу — различаются лишь основания (способы) и порядок прекращения. Последствия прекращения едины — договорная связь между сторонами разрывается. Они более не могут требовать друг от друга исполнения обязанностей, вытекавших из прекращенного договора. Составляющие содержание договора обязательства теряют силу. При этом прекращение договора влечет за собой прекращение не только основного договорного обязательства, но и дополнительных. Последние могут сохранить силу только в исключительных случаях (см. п. 3 ст. 414 ГК).
Согласно ст. 407 ГК обязательство может быть прекращено полностью или частично. При частичном прекращении договор сохраняет свою силу, но объем обязательства несколько сокращается в части, касающейся предмета исполнения. В литературе отмечается, что частичное прекращение обязательства возможно, если предмет исполнения обязательства делим. Если же он неделим, обязательство может прекратиться только полностью Например, возможно частичное прекращение договора поставки путем сокращения количества товара, подлежащего передаче, но невозможно частично прекратить, например, договор аренды помещения. Частичное прекращение договорного обязательства фактически представляет собой разновидность изменения договора (см. п. 4 ст. 523 ГК).
Прекращение договора может быть как субъективным, так и объективным. Субъективным является прекращение по воле одной или обеих сторон договора. Объективное прекращение имеет место вследствие воздействия внешних по отношению к договору обстоятельств, не зависящих от воли сторон, — это совпадение в одном лице должника и кредитора, невозможность исполнения (как фактическая, так и юридическая (в результате издания акта государственного органа)), смерть гражданина, ликвидация юридического лица.
Нормы о прекращении обязательств (гл. 26 ГК) рассчитаны как на договорные, так и на внедоговорные обязательства, хотя чаще всего применяются к первым. Именно прекращению договоров и вытекающих из них обязательств и посвящена настоящая статья. Разновидностью прекращения договора является его расторжение (гл. 29 ГК). Но нормы гл. 29 ГК рассчитаны на прекращение только договорных обязательств.
Договоры заключаются для того, чтобы в процессе исполнения добиться осуществления той правовой цели, которую стороны имели в виду, заключая договор. Поэтому наиболее естественным способом прекращения договора является его надлежащее исполнение. Большая часть договоров именно так и прекращается. Договор прекращается только в случае его надлежащего исполнения. В практике подчеркивалось, что частичное исполнение обязательства не может быть признано надлежащим исполнением и не прекращает его действия
Применительно к денежным обязательствам, вытекающим из договора, следует иметь в виду, что платежные поручения сами по себе не являются подтверждением исполнения. Подтверждением исполнения денежного обязательства на практике признаются расчетные документы, содержащие штамп и календарный штемпель даты провода расчетных документов по лицевому счету, выписка из лицевого счета клиента, в которой отражаются все проведенные операции. Это связано с тем, что согласно п. 1 ст. 865 ГК банк, принявший платежное поручение плательщика, обязан перечислить соответствующую денежную сумму банку получателя средств для ее зачисления на счет лица, указанного в поручении.
Согласно п. 2 ст. 408 ГК должник, исполнивший обязательство, имеет право потребовать от кредитора выдать ему расписку в получении исполнения полностью или в соответствующей части. Следует отметить, что это правило действует только в случае добровольного (без вмешательства суда) исполнения своих обязанностей должником. В тех случаях, когда исполнение обязанности производится в принудительном порядке, данная норма применению не подлежит. В практике имел место случай, когда должник требовал от суда обязать кредитора выдать расписку в получении исполнения обязательства в порядке п. 2 ст. 408 ГК по исполнительному листу. В данном требовании суд отказал
Долговой документ, выданный должником кредитору в удостоверение обязательства, подлежит возврату, либо кредитор должен указать на невозможность возврата долгового документа в выдаваемой расписке. Роль расписки может играть соответствующая надпись на возвращаемом долговом документе. Нахождение долгового документа у должника удостоверяет прекращение обязательства. Бремя доказывания факта неполучения исполнения в этом случае лежит на кредиторе
Договор может быть прекращен в случае достижения его сторонами соглашения о предоставлении взамен исполнения отступного. Например, вместо передачи денег передается определенная вещь (вещи) или, напротив, вместо передачи вещи предоставляются деньги, выполняются работы, оказываются услуги и т.п. Стороны сами определяют размер, сроки и порядок предоставления отступного. Эти условия для соглашения об отступном являются существенными, и оно должно быть конкретизировано по этим позициям. В практике имел место спор между коммерческими организациями о природе заключенного между ними соглашения. Суд не признал наличия в данном соглашении условия об отступном, поскольку в нем не были установлены конкретные размер, порядок и сроки предоставления имущества в качестве отступного
Стороны могут предусмотреть предоставление отступного по частям. В этом случае считается, что при предоставлении части отступного обязательство прекращается пропорционально фактически предоставленному отступному. Таким образом, если должник не исполнит в оставшейся части соглашение об отступном, кредитор имеет право требовать исполнения первоначального обязательства с зачетом стоимости предоставленной части отступного
Размер отступного с точки зрения его стоимости не обязательно должен быть эквивалентен долгу по прекращаемому договору. Эта ситуация иногда возникает, когда отступное предоставлено в неденежной форме. Так, стороны договора возмездного оказания услуг заключили соглашение об отступном, в соответствии с которым заказчик в счет уплаты своей задолженности по договору передал исполнителю в собственность в качестве отступного определенный товар. В связи с тем, что стоимость переданного товара была меньше долга ответчика по договору возмездного оказания услуг, исполнитель счел обязательство прекратившимся не полностью, а только в части, равной стоимости товара. В связи с этим он обратился в суд с требованием о взыскании образовавшейся разницы. Проблема заключалась в том, что из текста соглашения было неясно, полностью или частично прекращаются обязательства, возникшие из договора. Толкование данного соглашения в соответствии с абз. 1 ст. 431 ГК также не позволило определить его содержание в спорной части. Суд решил, что в этой ситуации обязательство прекращается полностью Возможна ситуация, когда переданное отступное в стоимостном выражении окажется больше, чем прекращенное обязательство, и при этом нельзя будет прийти к однозначному ответу — полностью или частично прекращаются обязательства, возникшие из договора. Может ли в этом случае сторона, предоставившая отступное, потребовать возврата образовавшейся разницы, опираясь при этом на правила гл. 60 ГК о неосновательном обогащении? Думается, что и в этом случае ответ должен быть отрицательным, поскольку стороны согласно ст. 409 ГК свободны в определении условий отступного, в том числе и относительно его размера. Поэтому представляется необходимым, во избежание подобных проблем, обязательно уточнять в соглашении об отступном, полностью или частично прекращаются обязательства, возникшие из прекращаемого договора.
Поскольку соглашение об отступном представляет собой сделку, к ней предъявляются общие для сделок требования к форме. Несомненно, что письменная форма обязательна. Однако ст. 409 ГК как специальная норма не предусматривает никаких дополнительных требований к оформлению данного соглашения. Возникает вопрос: зависит ли форма соглашения об отступном от формы прекращаемого на его основе договора? Судебная практика на данный вопрос дает отрицательный ответ. Так, было указано, что соглашение об отступном не может быть признано недействительным по мотиву несоблюдения нотариальной формы сделки при его заключении, даже если договор, из которого возникло обязательство, совершен в нотариальной форме Конечно, стороны вольны придать этому соглашению нотариальную форму, если сочтут это необходимым.
Сходный подход сложился и в отношении государственной регистрации. В тех случаях, когда в качестве отступного предоставляется недвижимое имущество, соглашение об отступном не подлежит государственной регистрации, поскольку это не предусмотрено ст. 409 ГК. Однако переход права собственности на недвижимое имущество, предоставляемое в качестве отступного, подлежит государственной регистрации
Само по себе соглашение об отступном не прекращает действия договора. Для этого необходимо не только наличие соглашения об отступном, но и исполнение данного соглашения, выражающееся в фактическом предоставлении отступного. После заключения соглашения об отступном договорные отношения «замораживаются» до определенного сторонами срока предоставления отступного. В информационном письме Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 г. N 102 указывается, что соглашение об отступном не создает новой обязанности должника и не порождает права требования кредитора предоставить отступное. Если в определенный сторонами срок должник не исполнит соглашение об отступном, кредитор вправе потребовать исполнения первоначального обязательства и применения к должнику мер ответственности в связи с его неисполнением При этом заключение соглашения об отступном рассматривается как фактическое предоставление должнику отсрочки в исполнении первоначального обязательства, вследствие чего кредитор не вправе до истечения установленного срока предоставления отступного требовать исполнения обязательства по договору
Отступное представляет собой сделку, базирующуюся на прекращаемом договоре, и в этой связи действительность соглашения об отступном напрямую зависит от этого договора. Если соглашение об отступном заключено в отношении недействительного (ничтожного) обязательства оно признается недействительным. Равным образом признается недействительным соглашение об отступном, заключенное в отношении договора, признанного незаключенным

Пункт 3 ст. 396 ГК предусматривает уплату неустойки, установленной в качестве отступного, а также освобождение в связи с этим должника от исполнения обязательства в натуре. В таких случаях правовой режим отступного подчиняется правилам § 2 гл. 23 ГК. Поэтому, в частности, не исключена возможность постановки вопроса об уменьшении отступного по правилам ст. 333 ГК.
Также по воле обеих сторон договор может быть прекращен соглашением о замене первоначального обязательства, существовавшего между ними, другим обязательством между теми же лицами, предусматривающим иной предмет или способ исполнения, т.е. новацией.
Особенностью новации является то, что новый договор все же формируется на фундаменте первоначального. Как писал Г.Ф. Шершеневич: «Прекращение одного и установление другого обязательства не являются только последовательными действиями, но находятся в причинной связи: прежнее прекращается, потому что имеется в виду установить другое, новое обязательство устанавливается, потому что имеется в виду прекратить первое».
Состав участников нового договора, заключенного вместо прежнего, должен остаться неизменным. Недопустимо не только выбытие кого-либо из них, но и появление наряду с прежними новых участников договорного обязательства.
Предмет исполнения понимается в литературе как «материальное или иное благо, на которое направлены действия сторон. Изменением предмета исполнения считается замена первоначального предмета исполнения предметом другого рода, а также изменение его количественных характеристик, ассортимента и т.п. Способ исполнения определяет, каким образом должно исполняться обязательство»
Интересно, что в конкретном деле суд не признал новацией соглашение сторон, изменяющее сроки и порядок расчетов по кредитному договору. В данной ситуации способ исполнения обязательств остался прежним (уплата кредитору денежных средств); изменение же сроков и порядка погашения задолженности не является изменением способа исполнения обязательства. Данное соглашение является не новацией (прекращением договора), а его изменением, и поэтому обязательства, возникшие из кредитного договора, сохранились. Сходный подход был продемонстрирован в другом деле, когда не было признано новацией соглашение, которым стороны договора подряда установили новый срок сдачи работ
Условие о том, что новое обязательство должно отличаться от первоначального иным предметом или способом исполнения, в литературе предлагается толковать «не буквально, как допущение новации договора купли-продажи одного имущества лишь в договор купли-продажи другого имущества, а договора поставки, предусматривающего доставку товара покупателю, только в договор поставки с условием о выборке товара в месте нахождения поставщика и т.д., а расширительно, имея в виду допустимость изменения и вида обязательства, т.е. новацию внедоговорного обязательства — в договорное, обязательства по передаче имущества — на обязательство по выполнению работ и т.д.» С данной точкой зрения следует согласиться.
Возможны разнообразные варианты новации. Новацией является, например, заключение вместо договора аренды договора купли-продажи предмета аренды. ГК в ст. 818 дает нам пример новации, предусмотрев возможность замены долга, возникшего из купли-продажи, аренды или иного основания, заемным обязательством. Новированы могут быть не только основные договорные обязательства, но и акцессорные, в частности, обязательство по уплате неустойки может быть новировано в заемное обязательство. Судебная практика рассматривает обязательство по уплате неустойки как денежное обязательство, возникшее в связи с неисполнением основного обязательства по договору, и, кроме того, это не запрещено ст. 414 ГК
Намерение произвести новацию не предполагается. Для того чтобы с установлением нового обязательства было прекращено первоначальное, стороны должны прямо указать об этом в соглашении о новации При этом для прекращения договора новацией требуется согласование сторонами существенных условий нового договора, которым стороны предусмотрели прекращение первоначального договора. Поэтому соглашение о новации обычно включается в текст нового договора.
Новация не допускается в отношении обязательств, носящих личный характер: по возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью, а также по уплате алиментов.
Согласно п. 3 ст. 414 ГК, новация прекращает дополнительные обязательства, связанные с первоначальным, если иное не предусмотрено соглашением сторон. Однако стороны могут предусмотреть сохранение в силе только тех дополнительных обязательств, которые существовали между ними. Так, было признано ничтожным условие соглашения о новации, которым было предусмотрено сохранение связанных с первоначальным обязательством дополнительных обязательств залогодателя, не являющегося должником
Обязательным условием действительности новации является действительность первоначального обязательства. Так, между двумя коммерческими организациями было заключено соглашение о безвозмездной передаче квартиры. Суд признал его ничтожным, поскольку в соответствии со ст. 575 ГК дарение в отношениях между коммерческими организациями не допускается. Суд также признал ничтожным соглашение сторон, в соответствии с которым обязательство выделить квартиру было заменено на денежное. Суд указал, что обязательство, возникшее в результате новации ничтожного обязательства, также является ничтожным
Договорные обязательства могут быть прекращены путем прощения долга (ст. 415 ГК), представляющего собой освобождение кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора. В теории нет единства мнений относительно правовой природы данного института. Одни авторы считают прощение долга односторонней сделкой другие, напротив, придерживаются позиции, в соответствии с которой прощение долга — сделка двусторонняя. В этой связи возникают также сложности в решении вопроса о соотношении прощения долга и договора дарения
Обязательство может быть прекращено полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования. Под однородными в литературе понимают требования, «предметом которых является одинаковое имущество, определенное родовыми признаками» Например, оба требования направлены на получение денежных средств (наиболее типичная ситуация). При этом в ст. 410 ГК не требуется, чтобы основания возникновения обязательств тоже были однородными. В информационном письме Президиума ВАС РФ от 29 декабря 2001 г. N 65 «Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований», в п. 7, отмечалось, что предъявляемое к зачету требование не должно обязательно вытекать из того же обязательства или из обязательств одного вида <29>. С другой стороны, в том же Обзоре в п. 11 было указано, что обязательство по уплате покупной цены за товар и обязательство по выдаче кредита не могут быть прекращены зачетом, поскольку они различны по своей юридической природе и исходя из существа кредитного договора понуждение к исполнению обязанности выдать кредит в натуре не допускается. В этом случае предметом зачета, как справедливо отмечает А.М. Эрделевский, могло бы послужить лишь требование к банку об уплате неустойки и возмещении убытков, причиненных неисполнением обязанности предоставить кредит. Несмотря на то, что оба обязательства имеют денежное выражение и их исполнение производится путем передачи денег, предоставление кредита относится к таким действиям, как передача имущества, где в качестве имущества выступают деньги как одна из его разновидностей, а уплата покупной цены представляет собой иное действие — уплату денег.
Согласно ст. 410 ГК для зачета достаточно заявления одной стороны. Однако после предъявления иска к лицу, имеющему, исходя из положений ст. 410 ГК, право заявить о зачете, это лицо (ответчик) уже не может прекратить обязательство зачетом в соответствии с нормами ст. 410 ГК. Этот вывод основывается на положениях ч. 3 ст. 132 АПК РФ. В этом случае ответчик может защитить свои права лишь предъявлением встречного искового требования, направленного к зачету первоначального требования, либо посредством обращения в арбитражный суд с отдельным исковым заявлением Интересно, что на стадии исполнительного производства зачет признается как основание окончания исполнительного производства при наличии встречных исполнительных листов.
Одного факта заявления о зачете, о котором говорится в ст. 410 ГК, недостаточно для того, чтобы считать обязательство прекращенным. Необходимо, чтобы заявление было получено другой стороной. Действительно, контрагент должен иметь информацию о состоянии договорных отношений, в которых он участвует. В практике имел место случай, когда сторона, которой было по почте направлено заявление о зачете, смогла в суде доказать, что данное заявление было возвращено отправителю организацией связи по причине указания неверного адреса. Это послужило основанием не признать зачет состоявшимся-
Президиум ВАС РФ обратил внимание на такое интересное свойство зачета, как ретроактивность (или ретроспективность), т.е. «возможность распространения эффекта зачета в прошлое» Речь идет о том, что обязательства считаются прекращенными зачетом не с момента получения одной из сторон заявления другой стороны о зачете или заключения сторонами соглашения о взаимозачете встречных требований, а с момента наступления срока исполнения того обязательства, срок исполнения которого наступил позднее. Это имеет большое значение, например, для исчисления процентов за пользование чужими денежными средствами и в других подобных случаях.
Отношения сторон по частичному зачету встречного денежного требования прямо не урегулированы законодательством, поэтому в такой ситуации следует применять аналогию закона (п. 1 ст. 6 ГК). Таким образом, в случае, когда встречного денежного требования должника недостаточно для полного прекращения его денежного обязательства зачетом, в первую очередь должны считаться прекращенными издержки кредитора по получению исполнения, затем — проценты, а в оставшейся части — основная сумма долга (если иное не предусмотрено договором) <36>, т.е. надо руководствоваться положениями ст. 319 ГК. В практике встречаются также случаи, когда сторона делает заявление о зачете с целью прекратить обязательства, возникшие из нескольких договоров, но суммы встречного требования недостаточно для погашения всех обязательств. В этом случае прекращенным считается обязательство по договору, срок исполнения которого наступил ранее, если иное не указано в заявлении о зачете
ГК предусматривает несколько случаев, когда зачет не допускается (ст. 411 ГК). Их можно условно разделить на три группы. Первую составляют случаи, когда по заявлению другой стороны к требованию подлежит применению срок исковой давности и этот срок истек. При этом в практике сложился подход, в соответствии с которым сторона, получившая заявление о зачете, не обязана заявлять о пропуске срока исковой давности контрагенту, так как исковая давность может быть применена только судом, который применяет ее при наличии заявления при рассмотрении соответствующего спора (п. 2 ст. 199 ГК)
Вторую группу составляют случаи недопустимости зачета требований о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, о взыскании алиментов, о пожизненном содержании. Эти обязательства носят обеспечительный характер и неразрывно связаны с личностью гражданина, получающего соответствующее имущественное предоставление.
Третью группу составляют не конкретизированные в ст. 411 ГК иные случаи, предусмотренные законом или договором. Например, не допускается освобождение участника ООО от обязанности внесения вклада в уставный капитал общества, в том числе путем зачета требований к обществу (п. 2 ст. 90 ГК, п. 1 ст. 16 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» не допускается освобождение акционера от обязанности оплаты акций общества, в том числе освобождение его от этой обязанности путем зачета требований к обществу (п. 2 ст. 99 ГК); в Федеральном законе от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» также предусматривается недопустимость зачета (п. 1 ст. 63, п. 1 ст. 81, п. 8 ст. 142), если при этом нарушается установленная законом очередность удовлетворения требований кредиторов.
Обязательство может прекратиться и в силу обстоятельств, не зависящих от воли сторон. Речь идет о совпадении должника и кредитора в одном лице, невозможности исполнения, смерти гражданина и ликвидации юридического лица.
Совпадение должника и кредитора в одном лице (ст. 413 ГК) прекращает обязательство в силу того, что оно фактически перестает быть обязательством. Для такого рода ситуаций в римском праве был выработан принцип: «Nemo potest sibi debere» — «Никто не может быть должен самому себе». Чаще всего такая ситуация возникает в случаях универсального правопреемства — при наследовании (например, кредитор стал наследником должника), а также при реорганизации юридического лица (в случаях слияния и присоединения). Но не исключено совпадение должника и кредитора и в случаях сингулярного правопреемства.
Невозможность исполнения обязательства возникает при наличии тех или иных причин физического или юридического свойства, делающих неосуществимым надлежащее исполнение обязательства. В этой связи в литературе говорят о физической (или фактической) невозможности исполнения (ст. 416 ГК) и юридической невозможности исполнения (ст. 417 ГК), последовавшей в результате издания акта государственного органа. В случае невозможности исполнения одна или обе стороны договора фактически нарушают его, но делают это по причинам, от них не зависящим. Важнейшим здесь является то, что стороны не несут ответственности за это нарушение. В тех случаях, когда невозможность исполнения вызвана действиями одной из сторон, на нее возлагается ответственность по правилам гл. 25 ГК. Так, в практике имел место случай, когда сторона прекратила исполнять свои обязанности по договору в связи с тем, что была аннулирована лицензия, необходимая ей для осуществления деятельности, предусмотренной договором. Данная сторона считала, что договорные обязательства прекратились невозможностью исполнения, последовавшей в результате издания акта государственного органа (ст. 417 ГК), и на этом основании считала себя свободной от обязанности возместить убытки, понесенные другой стороной договора. Суд, рассматривавший данное дело, установил, что лицензия была аннулирована в связи с неоднократными нарушениями лицензионных требований и условий. Следовательно, сторона была лишена лицензии из-за своих неправомерных действий, т.е. сама способствовала возникновению невозможности исполнения обязательства. В связи с тем, что невозможность исполнения обязательства фактически наступила и за это сторона отвечает по смыслу ст. 416 ГК, прекратилось ее обязательство по осуществлению деятельности в натуре, но не обязанность возместить убытки, вызванные тем, что исполнение в натуре не последовало
Фактические или юридические обстоятельства, порождающие невозможность исполнения, стороны не могут преодолеть. Никакие дополнительные усилия здесь не помогут. В этом смысле невозможность исполнения, предусмотренную ст. 416 и ст. 417 ГК, можно назвать абсолютной. Науке известно также понятие экономической невозможности исполнения. В российском ГК ей посвящена ст. 451 ( «Изменение и расторжение договора в связи с существенным изменением обстоятельств»). Однако экономическая невозможность представляет собой фактически не абсолютную невозможность исполнить договор, а только крайнюю затруднительность, делающую исполнение договора экономически невыгодным. Прекращение договора здесь не происходит автоматически, а требуется соглашение сторон или решение суда о расторжении договора
Смерть гражданина прекращает далеко не всякое обязательство, в котором он участвовал при жизни. Права и обязанности по обязательствам, в том числе договорным, переходят к правопреемникам умершего. Так, например, при рассмотрении конкретного спора судом, в частности, указано, что кредитные обязательства гражданина перед банком не прекратились его смертью, поскольку их исполнение может быть произведено без его личного участия и они не связаны неразрывно с личностью должника. Также было отмечено, что из кредитного договора не усматривается обязанность должника (заемщика) исполнить обязательство лично
Исключение составляют только случаи, когда исполнение не может быть произведено без личного участия должника или, соответственно, исполнение предназначено лично для кредитора либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника или, соответственно, кредитора (ст. 418 ГК). Например, художник обязался написать портрет заказчика, но умер, не закончив работы.
По общему правилу обязательство прекращается ликвидацией юридического лица (должника или кредитора). Законодательство может предусматривать случаи, когда исполнение обязательства ликвидированного юридического лица возлагается на другое лицо (по требованиям о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью
Договорные обязательства могут прекратиться и вследствие расторжения договора. Согласно Словарю русского языка С.И. Ожегова расторгнуть — значит прекратить действие чего-нибудь (договора, соглашения). Расторжение договора есть прекращение его действия Говоря о прекращении договора и, следовательно, вытекающих из него обязательств, мы подразумеваем, что расторжение — это частный случай прекращения обязательств. Это подтверждается п. 2 ст. 453 ГК, в котором говорится, что при расторжении договора обязательства сторон прекращаются. При этом прекращение договорных обязательств далеко не всегда представляет собой расторжение договора.

Возникает закономерный вопрос: как разграничить в таком случае расторжение договора и прекращение договорных обязательств в связи с невозможностью исполнения (ст. 416 ГК), смертью гражданина (ст. 418 ГК), ликвидацией юридического лица (ст. 419 ГК)?
Прекращение договорных обязательств в связи с невозможностью исполнения вызывается самим этим юридическим фактом в силу прямого указания закона. В данном случае договор прекращается без чьей-либо инициативы. Закон лишь определяет правоотношения между сторонами уже прекратившегося договора. Вопрос о возмещении убытков часто решается различно, в зависимости от того, прекратились обязательства сторон в связи с расторжением договора или в связи с невозможностью исполнения. В практике имел место следующий случай. Сторонами был заключен договор аренды нежилого помещения. Срок действия договора был определен с 1 июня 2002 г. по 30 апреля 2003 г.; после истечения срока действия договора арендатор продолжал пользоваться имуществом при отсутствии возражений со стороны арендодателя, в силу чего на основании п. 2 ст. 621 ГК договор возобновился на тех же условиях на неопределенный срок. 30 мая 2003 г. в арендованном помещении произошел пожар, который уничтожил все имущество арендатора. После пожара арендатор этими помещениями не пользовался. 10 августа 2003 г. арендатор направил арендодателю письмо о расторжении договора аренды. Данное письмо получено арендодателем 2 сентября 2003 г., поэтому он полагал, что в соответствии с п. 2 ст. 610 ГК договор аренды считается расторгнутым со 2 декабря 2003 г. Все это время договор, по мнению арендодателя, продолжал действовать и арендатор должен был уплачивать арендную плату. ФАС, рассматривавший данное дело, пришел к выводу, что в этом случае договор аренды не был расторгнут на основании заявления арендатора, а прекратился невозможностью исполнения, вызванной обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает (п. 1 ст. 416 ГК). На этом основании арендодателю было отказано во взыскании суммы долга по аренде и пени с 1 июня 2003 г. по 2 декабря 2003 г.
В случаях, предусмотренных ст. ст. 418 и 419 ГК, имеет место прекращение существования стороны в обязательстве, что и ведет к прекращению договора, стороной которого она являлась. Волевой направленности на прекращение договора здесь также нет, даже если прекращение существования стороны произошло по чьей-либо воле.
Таким образом, расторжение договора всегда отличает специальная направленность воли на прекращение договора и тем самым возникших из него обязательств. Следовательно, расторжение договора — это волевое действие или акт, целью которого является прекращение действия договора. Можно утверждать, исходя из положений законодательства, что волевая составляющая расторжения находит свое выражение в том, что договор расторгается:
1) по соглашению сторон (двусторонняя или многосторонняя инициатива);
2) по инициативе одной из сторон (через суд или без его участия);
3) по требованию третьих лиц, если на этот счет имеются специальные указания в законе. Это довольно редкая ситуация. Так, договор может быть расторгнут по требованию антимонопольного органа (Федеральной антимонопольной службы). Статья 23 Федерального закона от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ «О защите конкуренции» предоставляет антимонопольному органу, в частности, право выдавать хозяйствующим субъектам обязательные для исполнения предписания о расторжении договоров. Также антимонопольный орган может обращаться в арбитражный суд с исками о расторжении договора.
Расторгнуть можно лишь частично или полностью неисполненный договор, ведь надлежащее исполнение прекращает договорный процесс и устраняет между сторонами правовую связь, установившуюся в рамках договорных обязательств (см. ст. 408 ГК). Если обязательства сторон по договору исполнены полностью, расторгнуть договор нельзя. Так, суд отказал в удовлетворении требования о признании договора купли-продажи имущества расторгнутым на том основании, что спорный договор исполнен сторонами в полном объеме, что подтверждается оформленными на основании исполненного договора свидетельствами о праве собственности на являвшиеся предметом договора объекты недвижимости, из чего следует, что обязательства, вытекающие из сделки, прекращены исполнением в порядке ст. 408 ГК
Но до тех пор, пока все условия договора не выполнены до конца, сохраняется возможность его расторжения. Так, если при эксплуатации купленной вещи в пределах соответствующих гарантийных сроков выявились недостатки, дающие покупателю право расторгнуть договор, то это означает, что правовая связь между сторонами сохранилась в силу того, что договор не был исполнен надлежащим образом (не обеспечено должное качество). По мнению Г.Д. Отнюковой, в течение этих сроков (как минимум) действует презумпция прекращения обязательства, которая опровергается, если в эти сроки выявлены так называемые скрытые недостатки, обнаруживающиеся лишь в процессе использования предмета исполнения Несмотря на состоявшуюся передачу предмета исполнения кредитору, обязательство по существу признается неисполненным, приравнивается к неисполнению, если выявлены недостатки, делающие невозможным его использование по назначению. «Именно поэтому, — пишет Г.Д. Отнюкова, — уже после состоявшегося исполнения, признанного надлежащим, возможно расторжение договора» Таким образом, расторгаемый договор всегда частично или полностью не исполнен.
В этой связи расторжение договора можно рассматривать как прекращение вытекающих из него обязательств без достижения (полностью или частично) поставленных сторонами при заключении договора целей.
Для отдельных видов договора характерно то, что они заключаются на определенный срок. Истечение этого срока прекращает действие договора, и он уже не может быть расторгнут, даже если он частично или полностью не исполнен. Такие договоры могут расторгаться только досрочно.
При расторжении договора договорные обязательства сторон прекращаются на будущее время. Этот признак позволяет отличить расторжение договора от признания его недействительным или незаключенным. Любые нарушения закона, влекущие недействительность договора, должны иметь место еще при его заключении. Незаключенным же договор признается в силу отсутствия в нем существенных условий или из-за недостижения сторонами соглашения по этим условиям. Вот почему недействительный договор теряет силу с момента его заключения. Признание договора незаключенным влечет те же последствия, что и признание договора недействительным, поскольку договора фактически не было. При расторжении, напротив, обстоятельства, служащие основанием этого, должны появиться уже после заключения договора, и только с момента расторжения обязательства сторон прекращаются на будущее время. Как отмечал Б.В. Покровский, «поскольку расторжение договора и признание его недействительным или несостоявшимся влекут за собой неодинаковые правовые последствия, смешение этих понятий не только не оправданно теоретически, но и может привести к существенным ошибкам на практике» К сожалению, в практике встречаются случаи, когда вместо требования о расторжении договора истец требует от суда признать договор недействительным. Например, арендодатель требовал признать незаключенным и недействительным договор аренды нежилого помещения, приводя в качестве одного из оснований своего требования невнесение арендатором арендной платы. Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд, в частности, указал, что невнесение арендной платы арендатором является основанием для расторжения договора, а не для признания его недействительным или незаключенным

До появления обстоятельств, служащих основанием расторжения договора, стороны действуют в правовом поле, очерченном законом и договором, поэтому согласно п. 3 ст. 453 ГК обязательства, возникшие из расторгаемого договора, считаются прекращенными с момента заключения сторонами соглашения о его расторжении, если иное не вытекает из названного соглашения, а при расторжении договора в судебном порядке — с момента вступления в законную силу решения суда о расторжении договора.
Итак, подводя итог, расторжение договора можно определить как акт, направленный на прекращение на будущее время действия частично или полностью неисполненного договора и тем самым возникших из него обязательств.
Гражданское законодательство отдает приоритет расторжению договора посредством соглашения сторон (п. 1 ст. 450 ГК). В этой ситуации между сторонами нет спора (по крайней мере, явного) относительно необходимости расторжения договора и условий, на которых это должно произойти. Поэтому такое расторжение менее всего требует правового регулирования вследствие своей бесконфликтности. Право сторон своим соглашением расторгнуть договор базируется на принципе свободы договора (ст. 421 ГК). В идеале договор всегда следовало бы расторгать по соглашению сторон, ведь он и начинается как соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении либо прекращении гражданских прав и обязанностей (п. 1 ст. 420 ГК). Оснований расторжения договора по соглашению сторон может быть неограниченно много, и пытаться конкретизировать их нет практической необходимости.
Согласно п. 1 ст. 450 ГК стороны могут своим соглашением расторгнуть заключенный между ними договор, если иное не предусмотрено ГК, другими законами или договором. Такое ограничение в принципе возможно в тех случаях, когда договор затрагивает интересы третьих лиц, не участвовавших в заключении договора. Так, невозможно расторгнуть договор по соглашению сторон, если это договор в пользу третьего лица, выразившего намерение воспользоваться своим правом по данному договору (ст. 430 ГК). В этом случае должник обязан произвести исполнение не кредитору, а третьему лицу, названному либо не названному в договоре. С момента выражения третьим лицом должнику намерения воспользоваться своим правом по договору стороны теряют право определять дальнейшую судьбу договора и не могут своим соглашением расторгнуть его без согласия третьего лица (п. 2 ст. 430 ГК). Поскольку всякие ограничения права на расторжение договора соглашением сторон противоречат принципу свободы договора, вводить их может только закон.
Закон не конкретизирует, какие варианты возможны при расторжении договора по соглашению сторон. Для этого необходимо провести анализ ряда норм ГК.
Стороны, считающие нецелесообразным дальнейшее сохранение договорных отношений, могут расторгнуть договор безо всяких условий либо под условием возмещения убытков. Эти наиболее простые разновидности расторжения договора по соглашению сторон прямо вытекают из п. 1 ст. 450 ГК. При этом стороны должны ясно и недвусмысленно указать на свой отказ от возмещения убытков. Если же в соглашении не будет соответствующего указания, за сторонами сохраняется право требовать возмещения причиненных убытков.
К договорам согласно п. 3 ст. 420 ГК могут применяться и общие положения об обязательствах. Поскольку расторжение договора — это волевое действие, направленное на прекращение существующих между сторонами соответствующих отношений, среди оснований прекращения обязательств, предусмотренных в гл. 26 ГК, к расторжению договора по соглашению сторон применимы только те, которые касаются прекращения обязательств по воле сторон.
Таким образом, стороны могут расторгнуть договор на условиях предоставления взамен исполнения отступного, размер, сроки и порядок предоставления которого устанавливаются их соглашением (ст. 409 ГК). Соглашение о расторжении может предусматривать замену первоначального договора, существовавшего между сторонами, другим договором между теми же лицами, предусматривающим иной предмет или способ исполнения. Это расторжение посредством новации (ст. 414 ГК). Если признать прощение долга двусторонней сделкой, то можно рассматривать прощение долга (ст. 415 ГК) также одной из разновидностей расторжения договора по соглашению сторон.
При этом не следует полностью олицетворять отступное, новацию и прощение долга с расторжением. Это в первую очередь способы прекращения обязательств. А обязательство может быть как договорным, так и внедоговорным. Кроме того, расторжение предполагает прекращение всех договорных обязательств, а с помощью указанных способов прекращения обязательств можно прекратить и какое-то одно обязательство, вытекающее из договора. Поэтому мы соотносим расторжение и указанные способы прекращения обязательств только в ситуации, когда отступное, новация и прощение долга прекращают договорные обязательства полностью, что равнозначно по последствиям расторжению договора (п. 2 ст. 453 ГК).
Если одна из сторон не дает согласия на расторжение договора, у другой стороны, при наличии определенных обстоятельств, есть возможность расторгнуть договор либо посредством обращения в суд (по общему правилу), либо посредством полного одностороннего отказа от исполнения договора (когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон).
Сторона вправе обратиться в суд с иском о расторжении договора при условии соблюдения предусмотренного п. 2 ст. 452 ГК порядка досудебного урегулирования спора. Такое требование может быть удовлетворено судом, если сторона докажет, что у нее есть право требовать расторжения договора. Разумеется, сторона может им и не воспользоваться.
Право требовать через суд расторжения договора и право отказаться от исполнения договора появляется у стороны только при наличии соответствующих юридических фактов — оснований расторжения договора (существенного нарушения договора и иных случаев, предусмотренных ГК, другими законами или договором).
Пункт 2 ст. 450 ГК признает основанием расторжения договора его существенное нарушение, т.е. нарушение, влекущее для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора. Это определение и сам термин «существенное нарушение» во многом перекликаются со ст. 25 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров (заключена в г. Вене 11 апреля 1980 г.)Однако Конвенция не признает нарушение существенным в случаях, когда нарушившая договор сторона не предвидела такого результата и разумное лицо, действующее в том же качестве при аналогичных обстоятельствах, не предвидело бы его. Российский же законодатель использовал более краткую и более жесткую формулировку, согласно которой не требуется выяснять наличие у нарушителя реальной возможности предвидеть нарушение.
Сам по себе значительный размер ущерба еще не дает права признать данное нарушение существенным. Признавая то или иное нарушение существенным, а значит, дающим право требовать расторжения договора, суд должен выяснить, «является ли действительно существенной разница между тем, на что вправе была рассчитывать сторона, заключая договор, и тем, что в действительности она смогла получить» Поэтому важно выяснить, принимая во внимание правила толкования договора, содержащиеся в ст. 431 ГК, какие конкретно цели ставила перед собой сторона в момент заключения договора.
Как правило, существенность нарушения определяется судом. Сторона же, утверждающая, что ее контрагент существенно нарушил договор, должна доказать не только сам факт нарушения, но и его существенный характер, за исключением случаев, когда в законе достаточно точно дается характеристика существенного нарушения применительно к конкретной ситуации.
Некоторые нормы непосредственно говорят о существенном нарушении тех или иных договоров, уточняя общее понятие существенного нарушения. Так, применительно к договору купли-продажи считается существенным нарушением передача товара с неустранимыми недостатками, с недостатками, которые не могут быть устранены без несоразмерных расходов или затрат времени, или выявляются неоднократно, или проявляются вновь после их устранения и т.п. (п. 2 ст. 475 ГК). Также применительно к договору поставки специально предусмотрены случаи, когда нарушение предполагается существенным (п. 2 и п. 3 ст. 523 ГК).
Пункт 2 ст. 450 ГК предусматривает помимо существенного нарушения также отдельную группу оснований расторжения договора, так называемых иных случаев, предусмотренных ГК, другими законами или договором. К ним относится в первую очередь существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора (ст. 451 ГК).
Обстоятельства в этом случае изменяются настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях. В подобной ситуации речь идет не об абсолютной невозможности исполнения договорных обязательств, а лишь о крайней затруднительности. В данном случае имеет место уже упоминавшаяся выше так называемая экономическая невозможность исполнения. Исполнить договор при таких условиях в принципе возможно, но это приведет к настолько разорительным последствиям для стороны, что теряется сам смысл вступления в договорные отношения, которые должны быть по общему правилу взаимовыгодными.
Конструкция п. 1 ст. 451 ГК позволяет ставить вопрос о расторжении в связи с существенным изменением обстоятельств почти любого договора, за исключением тех, которые прямо предусматривают иное либо это вытекает из их существа. Так, существу договора страхования противоречит требование страховщика о расторжении договора страхования на том основании, что вследствие существенного изменения обстоятельств его фактические убытки значительно превысят предполагавшийся им предел возмещения.
Если стороны не придут к соглашению о дальнейшей судьбе договора в свете существенного изменения исходных обстоятельств, спор может быть перенесен в суд. Но для того чтобы суд принял решение о расторжении договора, недостаточно просто установить наличие существенного изменения обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора. Требуется также установить одновременное наличие четырех условий:
1) в момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет;
2) изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота;
3) исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора;
4) из обычаев делового оборота или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона.
Если отсутствует хотя бы одно из перечисленных условий, в иске о расторжении будет отказано. Для того чтобы совпали все требуемые условия, должно произойти что-то действительно экстраординарное (землетрясение, наводнение, война, экономический кризис и т.п.).
Помимо существенного изменения обстоятельств к категории иных случаев относятся и другие основания, предусмотренные применительно к различным видам договоров в ГК, других законах и договорах.
ГК предусматривает некоторые общие требования к форме соглашения о расторжении договора. Она должна быть той же, что и форма соответствующего договора (п. 1 ст. 452), — устной или письменной (простой или нотариальной). Законом, иными правовыми актами, договором или обычаями делового оборота может быть предусмотрен иной подход к определению формы данного соглашения.
Выше уже отмечалось, что расторжение договора по соглашению сторон может быть реализовано на условиях предоставления отступного, новации и прощения долга. Правило п. 1 ст. 452 ГК «Порядок изменения и расторжения договора», устанавливающее, что соглашение о расторжении договора совершается в той же форме, что и договор (если из закона, иных правовых актов, договора или обычаев делового оборота не вытекает иное), не применяется к соглашению об отступном, поскольку в ст. 409 ГК установлено иное правило: порядок предоставления отступного устанавливается сторонами.
Соглашение же о новации должно быть совершено в той же форме, в которой был совершен расторгаемый договор, и подчиняется, таким образом, правилу, содержащемуся в п. 1 ст. 452 ГК, поскольку в ст. 414 ГК специально на этот счет ничего не сказано. Но в ст. 818 ГК предусмотрено исключение: долг, возникший из купли-продажи, аренды имущества или иного основания, может быть заменен заемным обязательством, которое совершается в форме, предусмотренной для заключения договора займа.
Если договор расторгается прощением долга, то форма соглашения о прощении долга должна быть такой же, как и форма расторгаемого договора (п. 1 ст. 452 ГК).
Договор считается расторгнутым, а обязательства сторон — прекращенными с момента заключения соглашения о расторжении договора, если иное не вытекает из соглашения. В тех случаях, когда договор расторгается на условиях предоставления отступного, он считается расторгнутым не с момента заключения соглашения, а с момента фактического предоставления отступного (см. выше).
При расторжении договора в судебном порядке ГК предписывает сторонам соблюдать досудебный порядок урегулирования спора. Суд может рассмотреть по существу спор о расторжении договора только в случае представления истцом доказательств, подтверждающих принятие им мер по урегулированию разногласий с ответчиком, предусмотренных п. 2 ст. 452 ГК Это помогает избежать рассмотрения в суде споров, которые вполне могли быть разрешены самими сторонами путем переговоров.
Срок для ответа может быть указан в предложении, а также предусматриваться законом или договором. Если же срок не установлен ни в предложении, ни законом, ни договором, то он считается равным тридцати дням.
Договор считается расторгнутым, а обязательства сторон — прекращенными с момента вступления в законную силу решения суда о расторжении договора. В этом случае стороны не могут предусмотреть иной момент расторжения.
В случае полного одностороннего отказа от исполнения договора заинтересованной стороне достаточно лишь заявить своему контрагенту (контрагентам) об отказе от исполнения договора. В гл. 29 ГК не указано, в какой форме должен совершаться отказ от исполнения договора. Но учитывая то, что односторонний отказ, как и соглашение сторон о расторжении договора, представляет собой сделку, можно по аналогии сделать вывод, что односторонний отказ от исполнения договора должен совершаться в той же форме, что и договор, если из закона, иных правовых актов, договора или обычаев делового оборота не вытекает иное.
В случае одностороннего отказа от исполнения договора моментом его расторжения и прекращения обязательств сторон следует считать тот момент, когда одна сторона узнала или должна была узнать об одностороннем отказе другой стороны от исполнения договора.
По общему правилу (п. 4 ст. 453 ГК) стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента расторжения, т.е. реституция не допускается. Однако норма эта является диспозитивной. Законом или соглашением сторон может быть предусмотрено право одной или обеих сторон договора на реституцию в том или ином виде. Первое такое исключение из общего правила содержится в той же гл. 29 ГК. В соответствии с п. 3 ст. 451 ГК при расторжении договора вследствие существенно изменившихся обстоятельств любая из сторон вправе потребовать от суда определить последствия расторжения договора. Суд в этом случае будет исходить из необходимости справедливого распределения между сторонами расходов, понесенных ими в связи с исполнением этого договора; «это означает, в частности, что предметом требования могут быть и суммы, уплаченные сторонами друг другу до расторжения договора» <59>. Такой подход законодателя объясняется тем, что предполагается непричастность сторон к существенному изменению обстоятельств, являющемуся основанием расторжения договора. Кроме этого, нормы части второй ГК и отдельных законов часто предусматривают право стороны требовать возврата исполненного ею по договору до момента его расторжения (см., например, п. 2 ст. 475, п. 3 ст. 495, п. 3 ст. 498 ГК и др.).
Истребование исполненного возможно также на основании применения норм о неосновательном обогащении (гл. 60 ГК). Судебная практика признала, что при расторжении договора сторона не лишена права истребовать ранее исполненное, если другая сторона неосновательно обогатилась Однако расторжение договора, обязывающего должника произвести платеж третьему лицу, не влечет его обязанности вернуть полученное плательщику
Сторона, являющаяся инициатором расторжения договора, может потребовать возмещения убытков, причиненных его расторжением, но только в том случае, если договор расторгнут вследствие его существенного нарушения контрагентом (п. 5 ст. 453 ГК).

Итак, юристы нашего Центра (адвокаты Москвы, Московской области) предлагают своим клиентам следующие услуги:

— консультирование устное, письменное, письменные заключения (консультация юристов в офисе, адвокат с выездом к клиенту, юрист on-line - бесплатные вопросы юристу на сайте, в форуме);
— юридическая консультация (VIP), в том числе VIP бесплатная юридическая консультация на сайте и непосредственно по электронной почте постоянным клиентам и новым клиентам, пришедшим по рекомендации;
— проверка документов, договоров, исковых иных заявлений, жалоб по всем юридическим вопросам, связанных с недвижимостью, строительством, по спорам юридических лиц;
— составление адвокатом, профессиональным юристом документов, договоров, исковых иных заявлений, жалоб;
— полное сопровождение сделки, включая страхование рисков, оценки имущества, убытков, защита прав граждан при заключении договоров по приобретению имущества (в т.ч. недвижимости);
— представление адвокатом интересов в судах всех инстанций;
— юрисконсульт по обслуживанию юридических лиц (предприятий, организаций) - разовые юридические консультации, постоянное юридическое обслуживание;
— исполнительное производство;
— другие юридические услуги по жилищному праву, жилищным спорам, гражданским делам, хозяйственным, налоговым спорам.

01.07.2010

Договор


Публикации

Арбитражные споры

Судебная практика


 Система управления сайтом Host CMS © «Portal-law.Ru» «Первый Столичный Юридический Центр» (2006-2007). Информация об ограничениях. Адрес : г. Москва, Лубянский проезд. дом 5. стр 1. 3 этаж . Администрация не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях.