Для содержимого этой страницы требуется более новая версия Adobe Flash Player.

Получить проигрыватель Adobe Flash Player

ГлавнаяЮрист онлайнКонтактыГорячая темаУслуги
 
  Поиск по тексту      Поиск по заголовкам  

Меню  

Адрес  

г. Москва, Лубянский проезд, дом 5. стр 1. 3 этаж .

Tел. +7 (495) 649-11-65 (многоканальный)
Tел. +7 (495) 763-90-66
Skype: ur.centr

e-mail: uristMoscow@yandex.ru

Время работы: с 9.00 до 20.00

Воскресение - выходной


Реклама  

Tел. +7 (495) 649-41-49     Tел. +7 (495) 763-90-66  

Иски о взыскании суммы основного долга

Статьи Судебная защита

 

ПЕРВЫЙ СТОЛИЧНЫЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ЦЕНТР
Телефон: 8 (499) 246-86-51, (499) 763-90-66.

ИСКИ О ВЗЫСКАНИИ СУММЫ ОСНОВНОГО ДОЛГА

Одним из распространенных случаев нарушения договорных обязательств в арбитражной практике является случай, когда одна из сторон договора производит исполнение, а другая встречного предоставления не делает, что и выступает нарушением договора.
С наступлением момента исполнения денежного обязательства в случае неуплаты денег должник впадает в просрочку. В результате нарушения обязательства кредитор приобретает право на судебную защиту права.
Денежное обязательство (денежный долг) может возникнуть из всевозможных оснований.
В случае нарушения покупателем обязанности уплатить цену, заемщиком — вернуть кредит, страховщиком — уплатить страховое возмещение и в других аналогичных случаях кредитор может подать иск о взыскании денежного (основного) долга.
В судебной практике такого рода требования называются требованиями о взыскании суммы основного долга или задолженности по договору. В большинстве случаев суды, используя эту достаточно удобную формулировку, принимают иски к рассмотрению и разрешают дела, не уточняя, является ли взыскание этих сумм принуждением к исполнению обязательства в натуре, взысканием убытков или неким самостоятельным способом защиты права.
А.Г. Карапетов отмечает, что долгое время существовал подход, в соответствии с которым денежный долг в случае его взыскания квалифицировался в качестве убытков
Однако проблема правильной квалификации взыскиваемых денежных сумм в качестве основного долга или убытков имеет большое теоретическое и практическое значение.
По мнению С.В. Сарбаша, между обязательством (долгом) и ответственностью, которая также является особым обязательством, существует отличие, которое в общем сводится к различию в юридических режимах соответствующих отношений. Между долгом и ответственностью как в теории гражданского права, так и на практике имеются существенные юридические отличия
Рассмотрим поподробнее некоторые существенные особенности правового регулирования данных категорий.
Еще в классическом римском праве выдвигалось положение о том, что у должника в случае несвоевременной уплаты им денежной суммы деньги могут быть истребованы.
В литературе дается следующее определение должника.
Должник (лат. debitor, promissor; англ. debtor, obligator; нем. Shuldner, Debitor) — 1) в гражданском праве сторона в обязательстве, обязанная совершить в пользу другой стороны — кредитора определенное юридически значимое действие (передать вещь, выполнить работу, уплатить деньги и т.д.) или воздержаться от определенного действия. Синонимом понятия «должник» является термин «дебитор», применяемый обычно для обозначения «должника» в денежных обязательствах.
Е.В. Тирская полагает, что в случае удовлетворения должником основного юридического интереса кредитора, выполнения основной юридической цели своей обязанности должник исполняет тем самым основную суть обязательства — погашает основной долг, лежащий на нем. Данная категория выражает главную имущественную ценность всего обязательства для кредитора, что подтверждается правовым регулированием исполнения данной обязанности должника. Именно основной долг порождает для должника правовые последствия по обязательству — определяет базу для исчисления процентов, подлежащих уплате, а также является основанием определения размера ответственности в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником денежного обязательства. Содержание «основного» денежного долга составляет определенный размер встречного удовлетворения, предоставляемого должником кредитору и выраженного в денежной форме. Как правило, сумма основного долга определяется сторонами на этапе возникновения обязательства и отражает в себе баланс экономических интересов участников правоотношения
Как уже ранее упоминалась, единого наименования у данного иска нет, что затрудняет индивидуализацию этого востребованного на практике средства. Нередко в практике употребляют: взыскание дебиторской задолженности, основного долга и т.п.
Предлагаю именовать данный иск как дебиторный (лат. debitor — должник).
Исками о присуждении являются иски о возмещении убытков и об уплате долга.
Широко распространен взгляд, согласно которому в качестве предмета иска понимается «материально-правовое требование» истца к ответчику, которое вытекает из спорного правоотношения и по поводу которого суд должен вынести решение. Например, в одном из Постановлений Пленума Высшего Арбитражного Суда прямо указано, что «предмет иска — это материально-правовое требование к ответчику о совершении определенных действий, воздержании от их совершения, признании наличия или отсутствия правоотношения, изменении или прекращении его» (Постановление Президиума ВАС РФ от 6 мая 1997 г. N 5796/96 // Вестник ВАС РФ. 1997. N 7. С. 32 — 33).
Предмет иска в исках о присуждении — это требование истца к ответчику, суть которого сводится к тому, чтобы ответчик, с одной стороны, признал спорное право за истцом, а с другой стороны, чтобы ответчик выполнил определенные действия в пользу истца, вытекающие из спорного правоотношения (освободил помещение, возвратил вещь, уплатил долг и т.д.).
А.А. Добровольский, С.А. Иванова отмечают, что в исках о присуждении как бы соединяются воедино два иска — о признании и о присуждении, но поскольку основной, конечной целью иска является присуждение ответчика к совершению определенных действий в пользу истца, такой иск и называется иском о присуждении. В исках о присуждении основанием иска является обычно более сложный состав юридических фактов. Помимо фактов, подтверждающих принадлежность истцу спорного субъективного права, истец в обоснование своего иска должен привести и факты, свидетельствующие о нарушении прав истца ответчиком
В правоприменительной деятельности действительно существует вероятность неправильной квалификации требований основного денежного долга либо денежной компенсации убытков за неисполнение договора, так как не происходит замена предмета требований: и в том, и в другом случае это деньги.
А.П. Вершинин отмечает, что в денежных средствах выражаются основная задолженность по денежному обязательству или обязательному платежу, неустойка, убытки (необходимые расходы, утрата или повреждение имущества в денежном выражении, неполученные доходы), ответственность за пользование чужими денежными средствами, неосновательное обогащение и т.д. Универсальность «всеобщего эквивалента» иногда приводит к смешению правоотношений, которые являются предметом иска. Например, требование по возмещению убытков часто не разграничивают с требованием погашения задолженности. Между тем требования о взыскании задолженности и убытков имеют разные основания
Основание иска — это обстоятельства, которые влекут материально-правовые последствия, т.е. возникновение, изменение или прекращение прав и обязанностей субъектов, составляющих предмет иска. Основание иска становится основанием спора и решения. В ходе производства по делу истец вправе изменить основание иска (ст. 49 АПК). От основания иска, т.е. фактических обстоятельств, зависит его предмет (правоотношение). Структура правовой нормы закрепляет связь предмета иска с его основанием. Основание иска, например, составляет важнейшую часть предмета доказывания в суде (ст. 65 АПК).
Основание иска может состоять как из единичного обстоятельства (факта), так и из совокупности определенных обстоятельств (фактов). Большей частью основание иска состоит из нескольких фактов, имеющих юридическое значение. В этом случае говорят о сложном фактическом составе, образующем основание иска.
Поэтому «правовым основанием» иска являются правовые нормы, на которые ссылается истец.
Основанием иска для возмещения убытков может служить любое нарушение гражданских прав и законных интересов лица (нарушение договорных обязательств, деликт или действие государственного органа и т.п.), повлекшее причинение убытков.
Правовым основанием требования исполнения «основного» денежного долга, в том числе его взыскания в судебном порядке, является ст. 309 ГК РФ в совокупности с правилами, установленными ст. 317 ГК РФ применительно к денежным обязательствам.
Согласно п. 1 ст. 393 ГК РФ должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.
Данное предписание представляет собой общее универсальное последствие неисполнения обязательства, за которое отвечает должник в обязательственном правоотношении. Из универсальности этой категории следует, что, если иное не установлено законом или договором, в случае неисполнения обязательства по договору любой кредитор вправе потребовать от должника возмещения убытков. Очевидно, данный подход применим ко всем случаям нарушения договорных обязательств независимо от того, производилось ли исполнение полностью или в части, одной стороной договора или всеми его участниками.
По общему правилу кредитор вправе требовать возмещения убытков без расторжения договора либо расторгнуть или отказаться от исполнения договора и потребовать их возмещения. Исходя из легального определения убытков (ст. 15 ГК РФ), их доктринального понимания, для кредитора они могут состоять из реального ущерба и упущенной выгоды.
Концепция возмещения убытков во всех правовых системах базируется на том, что в любом обязательстве возможным его предметом может быть денежное вознаграждение.
Одним из основных способов защиты нарушенных гражданских прав стало возмещение убытков. В современных условиях при неисполнении обязательства возмещение убытков по общему правилу освобождает должника от исполнения обязательства в натуре (п. 2 ст. 396 ГК РФ), и только в случае ненадлежащего исполнения обязательства этого не происходит, если иное не предусмотрено законом или договором (п. 1 ст. 396 ГК РФ). Таким образом, в соотношении реального исполнения обязательства и возмещения убытков российским законодательством приоритет отдается последнему способу.
Е.В. Тирская отмечает, что по смыслу возмещения убытков потерпевшей стороне должна быть предоставлена определенная абстрактная ценность, эквивалентная имущественным потерям, вызванным неисправностью контрагента в обязательстве. В данном случае деньги заменяют собой действительный предмет обязательства, неисполненная обязанность должника по передаче вещи, выполнению работ, оказанию услуг компенсируется для кредитора ценой этих благ в гражданском обороте <7>.
В обоснование денежного требования в исковом заявлении как о взыскании основного долга, так и убытков должен быть указан расчет взыскиваемой или оспариваемой суммы. Отсутствие расчета может быть воспринято как недостаток содержания искового заявления, в результате чего оно оставляется без движения в арбитражном суде (ст. 128 АПК). Прямое указание на необходимость расчета взыскиваемой или оспариваемой суммы содержится в АПК (п. 7 ч. 2 ст. 125 АПК). Непредставление расчета исковой суммы может повлечь неисследование судом указанных обстоятельств и отмену судебных актов по неисследованным обстоятельствам.
А.Г. Карапетов указывает, что меры же ответственности возникают в связи с нарушением этих договорных условий, и, как писал О.С. Иоффе, поскольку всегда составляют определенный вид отношений, то всегда должны выражаться в каком-то дополнительном бремени, тем самым вызывая у нарушителя определенные отрицательные последствия. Таким образом, следует согласиться с ныне преобладающей точкой зрения на убытки как на дополнительную к основному обязательству обязанность нарушителя компенсировать по требованию кредитора реальный ущерб и упущенную выгоду, возникшие на стороне кредитора в связи с нарушением договора, в денежной форме. Важнейшим практическим последствием такого разграничения будет являться нераспространение на требования об исполнении обязательства правил, регулирующих ответственность (в частности, о виновной ответственности, об обстоятельствах непреодолимой силы и некоторые другие)
Ю.В. Романец считает, что большое значение имеет четкое разграничение основного долга и убытков, необходимо учитывать различия между данными правовыми категориями. Убытки являются мерой гражданско-правовой ответственности. Основной квалифицирующий признак любой меры гражданско-правовой ответственности, в том числе и возмещения убытков, заключается в том, что ее применение предполагает дополнительное обременение неисправной стороны, т.е. такое обременение, которое влечет для нее имущественные потери, которых она избежала бы при надлежащем исполнении обязательства. Поэтому для того, чтобы определить, является конкретная сумма, взысканная с должника, основным долгом или убытками, необходимо ответить на вопрос, влечет ли уплата данной суммы дополнительное обременение должника
Г.Л. Осокина отмечает, что иск о привлечении должника к ответственности представляет собой требование о защите субъективного права кредитора на надлежащее поведение должника-ответчика путем возложения на последнего дополнительных имущественных обременений в виде возмещения убытков и (или) взыскания неустойки. Таким образом, возмещение убытков и взыскание неустойки как способы защиты права кредитора на получение от должника материальных и нематериальных благ, а также услуг путем возложения на должника дополнительных обременений имущественного характера образуют предмет иска об ответственности должника. Обязательным основанием такого иска являются факты неисполнения или ненадлежащего исполнения должником своего обязательства. В качестве факультативного основания иска об ответственности выступает факт причинения кредитору убытков в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства (п. 1 ст. 330, ст. 393, 394 ГК)
По мнению А.Г. Карапетова, право стороны, например, поставившей товар, оказавшей услуги, выполнившей работы, предоставившей заем, уплатившей страховую премию (при наступлении страхового случая), требовать уплаты денег является бесспорным и не может быть поставлено под сомнение. А.Г. Карапетов в отношении денежных обязательств приходит к выводу о том, что вынесение судом решения о взыскании денег возможно всегда, когда:
— денежное обязательство должника носит возмездный характер;
— кредитор к моменту рассмотрения дела в суде уже выполнил свою часть договорных обязательств (поставил товар, оказал услуги, выдал кредит и т.п.);
— принудительное исполнение денежного обязательства не вовлекает должника в продолжительные отношения, связанные с тесным сотрудничеством сторон
Е.В. Тирская справедливо отмечает, что размер основного долга является определенным или определимым уже на момент возникновения обязательства, в то время как размер убытков — это всегда расчетная величина, которая не является определенной или определимой на момент причинения убытков, а устанавливается дополнительно — либо на основе соглашения сторон, либо в судебном порядке. В данном случае размер возмещаемых убытков во многом зависит от цен, положенных в основу расчета как реального ущерба, так и упущенной выгоды. Необходимым условием определения точного размера убытков является выявление всех последствий нарушения обязательства должником
По мнению О.В. Савенковой, существенно различаются правила принудительного взыскания суммы основного долга и убытков. Так, первая сумма будет взыскиваться в судебном порядке по правилам об основном денежном долге, тогда как убытки взыскиваются по правилам об ответственности. На это обстоятельство обращает внимание также МКАС: к требованиям об оплате стоимости товара, направленным на обеспечение эквивалентности в экономических отношениях, неприменимы положения гражданского законодательства об ответственности за неисполнение обязательства (дело N 424/1995. Решение от 23 января 1997 г.)
О.В. Савенкова указывает, что это, в свою очередь, предполагает различный предмет доказывания. Возмещение убытков как ответственность наступает, только если кредитор докажет нарушение своего права, наличие и размер убытков и причинную связь между нарушением и возникшими убытками. Кроме того, при рассмотрении дела о возмещении убытков, учитывая обстоятельства субъективного свойства, касающиеся самого кредитора, суд может уменьшить размер ответственности должника или применить принцип смешанной вины (п. 1 ст. 404, п. 2, 3 ст. 1083 ГК РФ). Напротив, в отношении взыскания основного долга О.В. Савенкова отмечает, что, для того чтобы принудить к исполнению основной обязанности, достаточно доказать лишь факт неисполнения (ненадлежащего исполнения) должником его обязательства и исполнения кредитором собственной обязанности. Уменьшение суммы основного долга допускается только в случаях, прямо предусмотренных законом, в частности вследствие поставки некачественного товара, т.е. по причинам объективного характера, и направлено на обеспечение принципа эквивалентности в отношениях сторон
Ю.В. Романец считает, что для взыскания основного долга ни при каких обстоятельствах не требуется установления противоправности поведения должника, его виновности, причинной связи. В то же время для взыскания убытков необходимо наличие всех оснований и условий, требующихся для возложения имущественной ответственности, в том числе вины должника, если согласно ГК он несет ответственность при наличии вины
А.П. Вершинин отмечает, что в качестве предмета доказывания суды рассматривают, например, «факт образования и размер задолженности», «факт наличия долга» или «факт задолженности». Задолженность образуется, в частности, в результате несвоевременного исполнения денежного обязательства (просрочки) должником (ст. 314, 405 ГК), исполнения денежного обязательства вне места жительства или нахождения кредитора (ст. 316 ГК) или в результате исполнения денежного обязательства по цене, которая ниже установленной соглашением сторон (ст. 424 ГК)
С.В. Сарбаш полагает, что различие убытков и возврата уплаченного имеет не только теоретическое значение. И дело здесь не совсем в том, что при взыскании убытков как ответственности необходимо доказывать наличие правонарушения, причинно-следственную связь и размер этих убытков, а в определенных случаях и вину нарушителя, тогда как при обосновании требования о возврате уплаченного достаточно доказать наличие предоплаты и факта неисполнения обязательства. Для возникновения ответственности при определенных обстоятельствах требуется наличие вины в неисполнении обязательства. Отсутствие вины исключает ответственность. Если признать за возвратом уплаченного характер убытков, такой возврат мог бы осуществляться лишь при наличии вины получателя средств. Между тем получатель средств, не предоставивший встречного предоставления по возмездному договору, ни при каких обстоятельствах не может быть освобожден от их возврата
Приведенные существенные различия достаточно очевидно показывают невозможность и недопустимость смешения суммы основного долга с убытками. На это указывалось и в правовой литературе.
Смешение указанных категорий повлечет для стороны неблагоприятные последствия, которых при надлежащей правовой квалификации спорной суммы можно было бы избежать.
А.Г. Карапетов указывает, что, если считать цену договора в случае ее принудительного взыскания убытками, нам пришлось бы распространять на взыскание основного денежного долга (например, цены) правила об ответственности (например, ст. 401 ГК), что просто абсурдно. Достаточно представить себе ситуацию, когда заказчик услуг (некоммерческая организация), ссылаясь на отсутствие своей вины в том, что он не может оплатить уже оказанные услуги, отказывается не только от уплаты сумм, представляющих меру ответственности (на что он действительно вправе рассчитывать, если докажет свою невиновность), но и от погашения долга как такового. Нераспространение правил об ответственности на требование о погашении основного долга корреспондирует другим правовым конструкциям ГК. Так, в силу зачетного характера неустойки и процентов годовых при противоположном подходе к соотношению понятий ответственности и требования об исполнении в натуре в большинстве случаев при нарушении денежного обязательства возможность применения указанных мер ответственности оказалась бы фактически парализована. Например, если считать не полученную продавцом (в связи с отказом покупателя от исполнения своих обязательств) цену переданного товара как убытки, то при обращении продавца в суд с целью взыскания неполученной суммы он будет фактически лишен возможности взыскать с должника сумму пени или процентов годовых, которые будут поглощены суммой основного долга
С.В. Сарбаш отмечает, что представляется достаточно сомнительной квалификация требования о возврате уплаченного в качестве требования о возмещении убытков. Формальным возражением против такой квалификации выступает принятый нашим законодательством принцип зачетного характера убытков и процентов, установленный ст. 395 ГК РФ. В правоотношениях по купле-продаже при возврате предварительной оплаты согласно п. 4 ст. 487 Кодекса на сумму предварительной оплаты начисляются проценты. Следовательно, если сумму предварительной оплаты признать убытком, это привело бы к нарушению императивного правила п. 2 ст. 395, где закреплен принцип зачетного по отношению к убыткам характера упомянутых процентов. Нельзя признать убытками сумму возвращаемой предоплаты и по существу. Требование о возврате уплаченного носит характер реституционного последствия, которое не признается требованием о возмещении убытков, ибо цель этого института — возвращение сторон в первоначальное положение
О.В. Савенкова отмечает, что последовательна и выдержанна в разграничении возмещения убытков и уплаты суммы основного долга англо-американская правовая система: в ее арсенале имеется самостоятельное средство правовой защиты — иск об уплате долга (a claim in debt; debt action). Иск об уплате долга — это средство судебной защиты таких обязательств об уплате определенной денежной суммы, которые по общему праву подлежат исполнению в натуре. Суды общего права в таких случаях принуждают должника совершить то, к чему он обязался, а именно уплатить обусловленную сумму денег
По словам Самонда и Вильямса, иск о долге, action of debt или просто debt, — это иск о взыскании денежной суммы, точно указанной в обязательстве, иногда с начислением процентов в размере, установленном обязательством или определенном судом. Иск о долге противопоставляется иску о возмещении убытков, размер которых должен быть истцом доказан. Противопоставление иска о долге иску о возмещении убытков проявляется в том, что возмещение убытков — это средство защиты, предоставляемое общим правом в отношении всех других обязательств и гарантий. В таких случаях суды общего права не принуждают обязанную сторону исполнить в натуре принятое ею обязательство, а принуждают ее к уплате денежного эквивалента такого исполнения
Р.О. Халфина указывает, что по истечении времени иск «о долге» (debt. Добавлено мной. — Д.Д.) превращается в чисто обязательственный иск, который используется в тех случаях, когда ответчик, получив какую-либо материальную выгоду, не уплатил за нее соответствующую цену. Постепенно этот иск стал применяться к довольно широкому кругу отношений, например: для возврата данных взаймы денег, получения цены проданных товаров, взыскания арендной платы по краткосрочной аренде, взыскания платы за оказанные услуги материального характера
Р.О. Халфина отмечает, что основанием иска «о долге» было получение должником определенной материальной выгоды без соответствующей оплаты с его стороны. Это положение обосновывалось учением о «quid pro quo». «Quid pro quo» — это та материальная выгода, которую должник получил от кредитора, не предоставив соответствующего вознаграждения. Иск «о долге» является именно иском кредитора о получении вознаграждения за предоставленную «quid pro quo». С развитием хозяйственного оборота формы «quid pro quo» становятся очень разнообразными. Характерной особенностью иска «о долге» является то, что этот иск мог быть применен только в случае, когда одна из сторон уже исполнила свое обязательство по договору. Иск имел целью принудить другую сторону, получившую исполнение, предоставить встречное удовлетворение. Эта особенность иска непосредственно вытекает из того, что основанием иска являлось получение должником какой-либо материальной выгоды. Поэтому иск «о долге» был неприменим в тех случаях, когда речь шла о договоре, исполнение которого должно было последовать в будущем
А.Г. Карапетов указывает, что действительно, оперируя лишь исключительно определением убытков, существует некоторый соблазн квалифицировать денежный долг (в случае его принудительного взыскания) в качестве убытков. Но представляется очевидным тот факт, что даже в денежных обязательствах граница между долгом и ответственностью проступает вполне отчетливо, что можно проследить в законодательстве, а самое главное — в практике развитых стран. Так, например, в странах англо-американской системы права иск о взыскании цены (action for an agreed price) в настоящее время четко отделяется от иска о возмещении убытков (damages) (Treitel G. The law of contract // Sweet & Maxwell. London, 1999. P. 943)
Согласно E. McKendrick в иске о долге принципиален вопрос о том, причитаются ли истцу деньги. Истец не должен показывать, что он уменьшил свой ущерб, не применяются правила об отдаленности. Его иск — просто требование причитающейся суммы, ни больше ни меньше. Классический пример иска о долге — иск о взыскании договорной цены, где товар был поставлен, а покупатель не оплатил его. Такой иск имеет также определенные процессуальные преимущества
Иск о взыскании цены по договору продажи предусмотрен ЕТК, в ст. 2-709 которой находим, что, если покупатель не уплачивает покупную цену по наступлении срока уплаты, продавец может взыскать вместе со всеми сопутствующими убытками согласно ст. 2-710 цену.
О.В. Савенкова отмечает, что поддержку о несовместимости возврата уплаченного и убытков можно найти в англо-американском праве, которое предоставляет правовую защиту наряду с другими договорными интересами также реституционному или восстановительному интересу (restitution interest). Здесь в требованиях о реституции денежной суммы мера возмещения — это то, что получил ответчик, а не то, что потерял истец; истец, который требует защиты реституционного интереса, не желает быть компенсированным за ущерб, который он понес, скорее, он желает лишить ответчика дохода, который он мог получить за счет истца. В свою очередь, сторона, нарушившая договор, должна лишиться поступлений в виде денег или услуг, возвратив все ценности потерпевшему
По мнению О.В. Савенковой, требование уплаты цены товара закреплено и ГК РФ, в частности п. 2, 3 ст. 486, согласно которым продавец вправе требовать оплаты товара. Тем самым следует признать, что ГК РФ различает сумму основного долга и понесенные в результате нарушения договора убытки. Проблема смешения на практике этих категорий может заключаться в том, что нет общей нормы о взыскании цены для всех видов обязательств. Это, однако, не должно выступать препятствием для разграничения указанных денежных требований. Согласно общему правовому принципу, если специальной нормой о каком-либо конкретном виде договора правило о взыскании цены по договору не предусмотрено, применению подлежат общие положения об обязательствах, в частности ст. 396 ГК РФ о соотношении требований о возмещении убытков и исполнении обязательства в натуре.
С. Сарбаш отмечает, что покупатель товара, предварительно оплативший его, может требовать возмещения убытков в размере уплаченного, если продавец не исполнил своего обязательства — товар не передал (не поставил). Однако закон предоставляет покупателю также и другую возможность по восстановлению нарушенного имущественного интереса. Согласно п. 3 ст. 487 ГК РФ в случае, когда продавец, получивший сумму предварительной оплаты, не исполняет обязанность по передаче товара в установленный срок, покупатель вправе потребовать, в частности, возврата суммы предварительной оплаты за товар, не переданный продавцом. В отношении схожих обстоятельств, предусматривающих возврат уплаченной за товар денежной суммы, предлагается рассматривать это требование по существу как особое последствие нарушения договорного обязательства, не сводимое, в частности, к требованию о возмещении убытков и к гражданско-правовой ответственности вообще
Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров на случай непоставки товара предоставляет покупателю право заявить о расторжении договора (ст. 49). После этого согласно п. 2 ст. 81 Конвенции покупатель вправе требовать от продавца возврата уплаченной цены, а в соответствии со ст. 84 Конвенции продавец, обязанный возвратить цену, должен также уплатить проценты на нее, считая с даты уплаты цены.
В Комментарии к Венской конвенции отмечается, что обязательство продавца возвратить цену за товар аналогично обязательству покупателя возвратить товар, а не праву покупателя требовать возмещения убытков
По мнению С.В. Сарбаша, положение п. 3 ст. 487 ГК РФ, относящееся к купле-продаже и дающее возможность требовать возврата уплаченного при неисправности контрагента, имеет общее для договорного права значение, и место этого правила в общей части обязательственного права, а не в главе, посвященной купле-продаже. Это правило может быть помещено в общую часть договорного права не только для договоров о возмездном отчуждении вещей в собственность, но и для любых других синалагматических договоров, предусматривающих уплату цены вперед (предоплату). Изложенное дает основания для установления в обязательственном праве общего универсального принципа, согласно которому любое лицо, уплатившее цену (часть цены) товаров (работ, услуг), вправе требовать возврата уплаченного, если оно не получило встречного удовлетворения по договору, а также требовать возмещения убытков, если иное не установлено законом или договором
О.В. Савенкова считает, что вынужденной необходимости в подобной норме нет, поскольку ее прекрасно может заменить институт неосновательного обогащения, положения которого применяются также к требованиям одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством (ст. 1103 ГК РФ). В случае если возвратить неосновательно полученное имущество в натуре невозможно, приобретатель должен возместить потерпевшему действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения (ст. 1105 ГК РФ). Вместе с тем закрепление общего правила, распространяющегося на все требования, не ограничиваясь лишь возвратом уплаченной цены, помогло бы яснее представлять экономическую сущность взаимоотношений сторон в случае появления выгоды на стороне-нарушителе в результате нарушения ею договора и, следовательно, эффективнее защищать права потерпевшего, что, несомненно, обернулось бы пользой и для оборота, и для самой науки гражданского права
Арбитражно-процессуальное законодательство также различает самостоятельный характер требований о взыскании основного долга и убытков, на что и обращается внимание судебной практикой.
Согласно ч. 5 п. 3 Постановления N 13 Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 31 октября 1996 г. «О применении АПК РФ при рассмотрении дел в суде первой инстанции» увеличение размера исковых требований не может быть связано с предъявлением дополнительных исковых требований, которые не были истцом заявлены в исковом заявлении. Так, например, требование о применении имущественных санкций не может расцениваться как увеличение размера требований по иску о взыскании основной задолженности. Такое требование может быть заявлено самостоятельно.
Комментируя данное разъяснение Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ, Г.Л. Осокина указывает, что требование о применении имущественных санкций (иск об ответственности) не может расцениваться как увеличение размера требования по иску о взыскании основной задолженности (иск о взыскании долга). Такое требование (т.е. иск об ответственности) должно быть заявлено самостоятельно.
Более того, согласно п. 1 ст. 171 АПК РФ при удовлетворении требования о взыскании денежных средств в резолютивной части решения арбитражный суд указывает общий размер подлежащих взысканию денежных сумм с раздельным определением основной задолженности, убытков, неустойки (штрафа, пеней) и процентов.
Без раздельного указания на характер взыскиваемых сумм нельзя определить, в какой части были удовлетворены заявленные самостоятельные требования.
Кроме того, различаются правовые основания уплаты денежных средств в счет «основного» денежного долга и в счет долга, возникшего из обязательства, являющегося мерой ответственности. Данную позицию подтверждает судебная практика. В частности, в одном из постановлений Президиум ВАС РФ указал, что при нарушении договора и вследствие этого невозможности исполнения денежного обязательства потерпевшей стороной сумма основного долга не может включаться в состав убытков, потому что долг возник независимо от нарушения договора неисправным должником, а денежное обязательство существовало уже на момент нарушения.
Таким образом, можно сделать вывод, что в практике российского гражданского оборота основным способом защиты нарушенных гражданских прав на денежные средства в случае неисполнения денежного обязательства является требование о взыскании суммы основного долга. Необходимо дополнить ст. 12 ГК РФ таким способом защиты гражданских прав, как взыскание основного долга. Гражданско-правовым средством защиты гражданских прав выступает в случае неисполнения денежного обязательства иск о взыскании основного долга (дебиторный иск).
Статья подготовлена Информационным юридическим отделом ПС Юр. Центра при содействии автора: Д.В. Добрачева

Итак, юристы нашего Центра (адвокаты Москвы, Московской области) предлагают своим клиентам следующие услуги:

— консультирование устное, письменное, письменные заключения (консультация юристов в офисе, адвокат с выездом к клиенту, юрист on-line - бесплатные вопросы юристу на сайте, в форуме);
— юридическая консультация (VIP), в том числе VIP бесплатная юридическая консультация на сайте и непосредственно по электронной почте постоянным клиентам и новым клиентам, пришедшим по рекомендации;
— проверка документов, договоров, исковых иных заявлений, жалоб по всем юридическим вопросам, связанных с недвижимостью, строительством, по спорам юридических лиц;
— составление адвокатом, профессиональным юристом документов, договоров, исковых иных заявлений, жалоб;
— полное сопровождение сделки, включая страхование рисков, оценки имущества, убытков, защита прав граждан при заключении договоров по приобретению имущества (в т.ч. недвижимости);
— представление адвокатом интересов в судах всех инстанций;
— юрисконсульт по обслуживанию юридических лиц (предприятий, организаций) - разовые юридические консультации, постоянное юридическое обслуживание;
— исполнительное производство;
— другие юридические услуги по жилищному праву, жилищным спорам, гражданским делам, хозяйственным, налоговым спорам.

01.07.2010

Договор


Публикации

Арбитражные споры

Судебная практика


 Система управления сайтом Host CMS © «Portal-law.Ru» «Первый Столичный Юридический Центр» (2006-2007). Информация об ограничениях. Адрес : г. Москва, Лубянский проезд. дом 5. стр 1. 3 этаж . Администрация не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях.